ПЕРСОНА

Татьяна Алейникова-Сокол: «Женщина его мечты»

1

Неспешное интервью с ремарками по ходу дела

Это интервью с Татьяной Алейниковой-Сокол могло бы состояться у нас и пять лет назад, и вчера, и через месяц, и гораздо позже. Т ем более, что хорошо знакомы и искренне дружны мы далеко не первый год. И, конечно же, не раз возник ала у меня идея неторопливого, не на бегу и на лету, разговора «для прессы». Благо и дефицит оказии для общения, кажется, мы никогда не испытывали: встречи на музыкальных фестивалях, на чествовании лауреатов рейтинга «Народное признание», да и неформальные – на праздничных вечерах у общих друзей, и еще, и еще… Тем паче, ни для кого не секрет: чем больше о человеке знаешь, чем больший интерес к нему испытываешь – тем чаще ловишь себя на необходимости более обстоятельной, более глубокой и неспешной, едва ли не на все на свете темы, беседы. И о том, что на виду, и, понятное дело, «о своем – о женском…». Словом, поводы и желание были, а вот время… Его никогда в избытке не бывает. Ни у Татьяны Вячеславовны, ни у меня, к ак и вообще ни у одного нормального человека. И все же, наконец…

ВСЕ НАЧИНАЕТСЯ С ЛЮБВИ

– Татьяна Вячеславовна, так с чего же все-таки начнем? С музыки? С педагогики? С секретов того, как оказаться успешным менеджером – и не на производстве, не в торговле, не в политике, а именно в сугубо творческом процессе?

 – А я бы начала – с любви.

– ?!!

– Вы ведь хотите честно, правда? Так вот, если для кого-то справедлива формула «И жизнь, и слезы, и любовь», то у меня как раз Любовь – на первом месте.

– Вы – о своей первой любви? И уж не с первого ли взгляда?

 – Почти «с точностью до наоборот». Произошло это около 30 лет назад, и я к тому времени была, извините, никак не романтической и экзальтированной старшеклассницей: за плечами-то уже остались и учеба, и годы работы, и будни. Хотя и праздники тоже были, конечно…

Ну, словом, 25 января, как раз в Татьянин день… Чувствуете, да? – все будто самой природой предопределено, верно? (Смеется.) Нет, я не суеверна, но факт есть факт! Именно в «мой день»! Так вот, на телевидении подводили итоги конкурса молодых композиторов. А среди конкурсантов – целая великолепная семерка моих питомцев. И каждый из них буквально с вожделением ловит каждое слово из уст председателя жюри, знаменитого и признанного в мире музыки корифея. А я на него смотрю – и вижу: вот это Личность!

 – Влюбились?

– А кто бы устоял?! Уже потом, спустя время, журналисты, которые писали об этой истории, подчеркивали, что имя у него, как у Македонского, – Александр. Отчество само напоминает о происхождении из рода победителей: Викторович. А уж фамилия-то и вовсе словно безоговорочно все точки расставляет: Сокол!

– Ну вот, а говорите, вы не суеверны…

– Это не суеверие, это счастье и закономерность – в одном лице. В самом близком и родном для меня лице моего мужа.

– Вы влюбились. А он?

 – Ну как вы думаете, если мы вот уже несколько десятков лет вместе, на каждом шагу – рядом.

– Обычно так жена может говорить о великом Художнике, Артисте, Поэте, в котором она буквально растворяется по жизни и которому стопроцентно посвящает себя всю, без остатка. Но даже тот, кто не знаком с вами, а станет судить лишь по вашему послужному списку – возразит: уж ваши-то регалии, что по значимости, что по числу, никак не свидетельствуют о «растворении», пусть и в тени самого близкого, любимого и ценимого человека.

– Но мы с Александром Викторовичем уже к тому моменту были взрослыми людьми. Состоявшимися. Каждый – со своим прожитым и пережитым, предшествовавшим этой встрече. И потому и у него, и у меня сложились и окрепли свои взгляды и устои. Свои принципы и интересы. И привычное, как вы говорите, «растворение» жены в муже не требовалось ни ему, ни мне. Сердечность и взаимная необходимость друг в друге зиждились уже, перво-наперво, на общности тех самых интересов, принципов и устоев. На доверии друг к другу и вере в то, что вместе мы сделаем больше и лучше, чем, пусть и в сумме, но каждый поодиночке.

Счастливая супружеская пара – Татьяна Вячеславовна и Александр Викторович – на прогулке в любимом парке
Счастливая супружеская пара – Татьяна Вячеславовна и Александр Викторович – на прогулке в любимом парке

ПОИСК ТАЛАНТОВ «НА ОЩУПЬ»

 – Итак, с одной стороны – ректор консерватории, председатель областной организации Союза композиторов Украины, заслуженный деятель искусств Украины, доктор искусствоведения, профессор и академик. С другой стороны – ранее прошедшая параллельно три школы сразу: общеобразовательную, музыкальную и хореографическую, а потом и музыкальное училище по классу фортепиано, и тогда еще совсем молодая преподавательница музыкальной школы, чьи ученики то и дело уверенно побеждали на конкурсах всех ранжиров, от местных до международных… В частности, если я не ошибаюсь, ваша воспитанница восхитила музыкальных профи в далеком Токио? Я не ошибаюсь, Татьяна Вячеславовна? Ну а потом – общее дело?

– «Потом» – это потом. (Улыбается.) Разве что до начала того общего дела, к которому вы спешите перейти, – снова учеба. Сэ ля ви. Еще в годы преподавания в музыкальной школе я научилась находить ребят-самородков. Кстати, как и ту самую, упомянутую вами семилетнюю Инночку Францискевич, которая заняла первое (!) место на конкурсе в Японии и заставила о себе говорить всех и вся вокруг. Надеюсь, вы не обвините меня в саморекламе, если я не обойду молчанием тот факт, что работать-то в музыкальной школе приходилось и на две, и на две с половиной ставки… Я старалась придумывать для детей и конкурсы, и фестивали, и праздники, стремилась прививать им привычность самоощущения на сцене: им же быть – ар-тис-та-ми! Гораздо позже мне уже вузовские коллеги-педагоги говорили, что я, пусть и на ощупь, но действовала точно по канонам педагогики и психологии…

– Ну насчет этого «на ощупь», мне кажется, вы все же немножко кокетничаете. Вот, к примеру, известный всем деятелям искусства в Одессе Роман Бродавко говорил, что в бытность свою начальником областного управления культуры он – цитирую Романа Исааковича! – «не успевал подписывать грамоты и дипломы» и вашим воспитанникам, и вам… Однако же в те дни и годы еще не шла речь ни о конкурсе памяти Гилельса, ни о конкурсе имени Неждановой, ни о балах для меценатов, ни о введении в учебную программу для студентов Музыкальной академии их участия в абонементных сезонах филармонии, ни о системной концертной практике студентов…

– Просто тогда… (Задумывается на мгновение, потом игриво прищуривается и чисто по-женски пожимает плечами.) Тогда еще мы не были знакомы с великим Богданом Ступкой, благословившим нас с Александром Викторовичем на эту, согласитесь, весьма и весьма дерзкую и амбициозную затею с крупными международными конкурсами.

– Ступка?! Я и не знала, что он, гений драматического театра и кино, был еще и музыкальным провидцем…

– Нет, все куда прозаичнее. Одно время Богдан Сильвестрович работал министром культуры Украины. И хотя как-то, будучи в Америке, он иронизировал по этому поводу в интервью – мол, роль министра для него оказалась провалом, достойным Книги рекордов Гиннесса, все же именно он, Ступка, прозорливо и активно, сходу откликнулся на нашу с Соколом и заведующим кафедрой Александром Бугаевским идею Международного конкурса пианистов памяти феноменального одессита Эмиля Григорьевича Гилельса и подписал нужные установочные документы на сей счет.

С дочерью Ингой и зятем Владимиром Рондиными
С дочерью Ингой и зятем Владимиром Рондиными

УРОВЕНЬ СТАРТОВОЙ ПЛАНКИ

– Международный конкурс – заведомо высокая планка. А значит – немереные не только творческие, но и организационные и административные проблемы. Без них же и творческие не решишь… Сколько же времени проходит от принятия решения о проведении такой акции до, скажем, звучания фанфар на открытии? – Вот-вот, здесь самое время сказать «о нашем, о женском».

– Почему так?!

– А потому что (загадочно, интригующе выдерживает паузу) этот срок (снова пауза) – ровно девять месяцев! Знакомый каждой женщине срок, согласитесь! Хотя – и вопреки всему и вся. Это у нас так вышло – девять месяцев. А обычный и традиционный период первичной подготовки акции такого уровня – около трех лет. Ну у нас получилось в четыре раза быстрее. Но получилось же!

– Коль уж вы привели ассоциацию со сроком вынашивания ребенка, то, извините, не сочтите тогда следующий вопрос данью канонам желтой прессы… Чтобы поставить ребенка на ноги, нужны не только любовь и забота, но и деньги, деньги, деньги. А уж если ребенок этот – Международный фестиваль такого уровня…

– Да. Тысячи долларов, десятки тысяч долларов. И это, как вы понимаете, совсем не сродни распилу бюджета – якобы на нужды дорожного строительства или ремонт ЖКХ. Да и вообще, чаще всего здесь не бюджетные деньги.

– Спонсорские, как я догадываюсь? – Спонсорам деньги надо возвращать. Именно деньги, да еще с процентами, и немалыми. А наш ориентир – поиск меценатов.

– Получается?

– Ну, считайте: прошедший минувшей осенью конкурс памяти Эмиля Гилельса был уже шестым по счету. Да, не забудьте и о Международном конкурсе имени Антонины Васильевны Неждановой, чье имя носит наша Национальная музыкальная академия. Сама Бэла Андреевна Руденко приезжала возглавлять жюри – и не скрывала удовольствия.

И там, и тут – практически единый оргкомитет и Генеральная дирекция во главе с Александром Викторовичем Соколом. Он же возглавляет специализированный благотворительный фонд, созданный исключительно для этих целей. И коль скоро дело обстоит так, что все продолжается, – значит, у нас получается… Находим настоящих и бескорыстных меценатов, спасибо им великое и душевное!

На церемонии награждения лауреатов рейтинга «Народное признание»
На церемонии награждения лауреатов рейтинга «Народное признание»

«СПРАВКА-ОБЪЕКТИВКА»

– В оргкомитете и в Генеральной дирекции рядом с Александром Викторовичем – вы. По крайней мере, судя по результатам его и вашей деятельности, выходит и в самом деле, что вы – «женщина его мечты». А как официально называется ваша должность по штатному расписанию?

– Вы мне не льстите с этой формулировкой – «женщина его мечты»? Знаете, если абсолютно серьезно, стопроцентно искренне – так это и есть мечта, только моя мечта – оказаться такой женщиной… А в отношении должностей… Сугубо общественная должность – та, которую вы назвали: исполнительный директор.

– Так это – внештатная нагрузка?

– В штате Одесской национальной музыкальной академии имени Антонины Неждановой, хормейстерское отделение которой я закончила по классу профессора Веры Николаевны Луговенко, моя должность ныне именуется «руководитель отдела концертной практики». Всего-навсего. Зато когда для этой должности писали инструкцию по квалификационно-должностным обязанностям… (глубоко втягивает в легкие воздух и красноречиво «делает глаза») – пунктов там оказалось… даже не вспомню количество… Как в Китай пешком… Один только их перечень при компьютерном наборе мелким шрифтом занял около трех страниц.

– Но вот, смотрю на перечень ваших титулов, регалий, наград – похоже, никак не меньше! Перед этой встречей я сделала для себя выборку по ним. Вот она, эта выборка, но очень сильно сокращенная – лишь по самым, так сказать, «громким» позициям. Итак, Татьяна Алейникова-Сокол:

 Заслуженный работник культуры Украины; кавалер ордена Княгини Ольги, полученного в Киево-Пе-черской лавре из рук Блаженнейшего Митрополита Онуфрия; неоднократный лауреат рейтинга «Народное признание»; лауреат рейтинга «100 успешных женщин Одесского региона».

Педагог, более двух десятков воспитанников которого стали студентами Музыкальной академии; наставник обладателей пятидесяти двух наград на городских, республиканских и международных конкурсах.

 В течение 15 лет подряд – бессменный исполнительный директор Международного конкурса пианистов памяти Эмиля Гилельса, Международного конкурса вокалистов имени Антонины Неждановой, Международного конкурса скрипачей памяти Давида Ойстраха, Всеукраинского конкурса камерных ансамблей имени Василия Повзуна, Всеукраинского конкурса молодых исполнителей на деревянных духовых инструментах в честь профессора Калио Мюльберга и имени Леонида Могилевского.

Организатор фонда «Підтримка талановитої молоді Одеси»; инициатор и организатор бала «Лауреаты международных конкурсов – в благодарность меценатам»; создатель Студенческой филармонии; автор фортепианных филармонических абонементов «Звезды, зажженные гением»; автор концертных проектов «Музыкальные династии Одессы», «По ту сторону океана» (США).

А вот выдержки из официально обнародованных планов: Всеукраинский вокально-хоровой конкурс юниоров «Перлини моєї країни» памяти Анатолия Авдиевского; большой проект к 100-летию Э. Гилельса на сцене Одесского театра оперы и балета…

РЕЦЕПТ – ИЗ ПЕРВЫХ РУК

– Спасибо, конечно, за обстоятельность, но не остановят ли читатели «Фаворита удачи» знакомство с нашей беседой на этом будущем, извините, «моносинодике»…

– Татьяна Вячеславовна, в интервью с творческими людьми вопрос о планах – обязательный. Поэтому в той выборке о вас, которую я приводила, упоминалось и о планах…

 – Верно, упоминалось. Правда, в этом перечне не было еще такой «мелочи», как 1200 концертов классической музыки только за один минувший год… Конечно, классика – это наше основное направление, и для конкурсов, и для абонементов, и для Музыкальной академии в целом, и все же… (Вздыхает.) Я бы даже не упоминала об этом, поскольку оно само собой разумеется… но… (пауза) вы невольно задели за живое. Правдаправда, я никогда никому не жалуюсь, но когда кое от кого слышишь в телеинтервью, или даже читаешь в афишах – мол, этот некто едва ли не единственный на весь город пропагандист и популяризатор музыкальной классики, то, честное слово, обидно становится…

В комплексе «Вилла Отрада», у моря
В комплексе «Вилла Отрада», у моря

– Простите, вы хотите сказать, что «в пересчете на каждый день» проводите по 3-4 концерта? Но тогда – вопрос: да, классика звучит в филармонии, однако не ежедневно. Плюс, конечно, – в зале Музыкальной академии… Но по 3-4 концерта классики – каждый день? Где же они звучат?

– Де-факто площадок гораздо больше. Навскидку: музыкальное училище, школа Столярского, музыкальные школы, залы в районах области. Дальше – музеи и актовые залы самых различных организаций. Да и открытые площадки, когда позволяет погода. Прибавьте участие нашей молодежи во многих смотрах и конкурсах, да и гастрольные выступления, наконец… Вот в сумме и получится, может быть, даже больше той цифры, которую я назвала.

– Впечатляет, и впечатляет безоговорочно… Ну, тогда впору спросить о тех самых ваших принципах и канонах, устоях и позициях, о которых вы говорили буквально на старте этого интервью.

– Вон оно что… (Улыбается.) Своего рода, ваша артподготовка перед канонадой железобетонных рецептов из моей профессиональной кухни… Откровенно скажу: врасплох вы меня этим вопросом застали. Я, честно говоря, привыкла больше слушать советы, чем давать их. Ну, в самом деле, не нумерологией же заниматься – мол, начинала я в музыкальных школах с многозначительными номерами – 7 и 13…

А если серьезно… Ничего, если навскидку, без четкой очередности? Тогда вот, к примеру.

Чтобы все успеть, надо думать о деле не «в урочный час», а постоянно, и делать его безотлагательно. Иначе это будет не то дело, которое любишь, а некая повинность, что ли. Иначе успешным человеком и не станешь, поскольку взаимопонимание и удача в общем деле на том и основаны, чтобы ежечасно и ежеминутно достигать цели.

Да-да, вот и политика – нет, не международная, я ею не занимаюсь, это не мое, а вот личная моя политика в жизни повседневной – это согласие и взаимопомощь всех, с кем вместе хочешь сделать что-то хорошее, стоящее.

Татьяна Алейникова-Сокол – лауреат рейтинга «100 успешных женщин Одесского региона»
Татьяна Алейникова-Сокол – лауреат рейтинга «100 успешных женщин Одесского региона»

– А характер ваш в этом случае не сказывается на тех, с кем вы работаете?

– О характере… Наверное, он у меня сложный… Так говорят иногда – видимо, так и есть… Но, по-моему, отсутствие собственного характера – это отсутствие личности. Вот и выбирай: или всем нравиться и всем потакать, или делать то, что считаешь нужным. Неслучайно, право же, древние говорили: «Кто идет один – дойдет первым». Жестко? Да, жестко. Кто-то скажет – жестоко. Кто-то скажет – эгоистично. Но вы ведь спросили именно мое мнение, правда? Так вот, считайте, что я жесткая, со сложным характером, и так далее. Но, во всяком случае, уж больно не хочется быть амебой.

– Категорично, прямо скажем!

– И все же, все же… Перечисленное только что – да, это важно, это необходимо, но – при одном изначальном, главном и определяющем все, от начала и до конца, условии. Самом основном и категорически первостепенном. Конечно же! (Буквально залпом произносит эти слова и переводит дыхание).

– И это условие?

 – Независимо от возраста, от профессии, от очень и очень многих сиюминутных и не сиюминутных обстоятельств. Тот самый постулат, с которого стартовал наш с вами разговор: «Все начинается с любви». Счастье – иметь любимого человека. Мое счастье и моя любовь – мой супруг. И был, и есть, и будет моим счастьем и моей любовью. Вот это и поддерживает, и настраивает, и… ну, не хочу патетики, но правда же: без любви и без любимого – никак!  7

Беседовала: Влада ГАЛИНА

Фото: Алексей Каташинский

Нет комментариев

Оставьте комментарий