КОЛУМНИСТЫ

БАНДЕРОВКИ

Бандеровка

….В Амстердамском аэропорту было спокойно. Он напоминал гигантский человеческий улей. Множество пассажиров этого огромного международного авиапорта не ощущалось в связи с разумно продуманными маршрутами их рассредоточения… В пять утра по амстердамскому времени одни пассажиры куда-то деловито направлялись, другие накапливались в гейтах… На первый взгляд ничто здесь не напоминало о недавней трагедии-теракте, потрясшем весь мир.
…В гейте Е, как и везде, накапливались пассажиры. Вот стайка русскоязычных дамочек, сбросив в общую кучу ворохи купленных в дьюти-фри пакетов, живо обсуждают разницу в ценах на косметические товары и солнцезащитные очки… Обрывки их фраз, собранные вместе, со стороны напоминают птичий базар как по громкости, так и по эмоциональному накалу… Лёгкое ни к чему не обязывающее общение, хихиканье, перешептывание, местами переходящее в звонкий девчачий хохот…
…Спиной к трещащим и эмоционирующим дамочкам сидят двое. Молодой мужчина рыхлого телосложения с висящим ниже колен пузом и худощавый парень чуть постарше. Рыхлый разливает виски в одноразовые пластиковые стаканчики из спрятанного в пакете сосуда, и громко озвучивает тощему какие-то мысли, не представлявшие вначале сюжета никакого общественного интереса, а потому не привлекающие внимания.
…Внимание окружающих сфокусировалось на парочке пьющих мужчин лишь в тот момент, когда Рыхлый, икая, неведомо по какой логике своего повествования громко произнёс фразу:
– Я бы этих бандеровцев хохляцких разметал…
…На самом деле было произнесено слово, начинающееся на «раз-«, а далее следовал нецензурный термин, обозначающий в простонародной речи половой акт.
– Парочку атомных бомб скинул бы на них наш Вован и, как шёлковые, вернулись бы в стойло, бандеровцы проклятые.
…После этой фразы мизансцена резко изменилась…дамское щебетание на несколько секунд прекратилось, окружающие пассажиры обоих полов повернули свои головы в сторону пьющей парочки. Зависла тишина, нарушаемая громким чавканьем Рыхлого, заедавшего яблоком выпитый виски.
…Буквально через секунду, русскоязычная до этого стайка гламурных дамочек, внезапно, не сговариваясь, громко заговорила друг с другом на чистейшем украинском языке. Вирус патриотизма, как известно, обостряющийся у наших граждан за границей, обострился сильно и начал действовать. Надо сказать, что до этой минуты, ничто не предвещало такого поворота событий, поскольку из предшествовавших разговоров было очевидно, что познакомившиеся здесь и только что дамочки, летели из традиционно русскоязычных регионов Украины. Звучали Одесса, Днепр, Запорожье, Киев…
– То почому у вас на Привозі зараз бичкИ? – запитала дніпрянка одеситку.
– Та хто його знає… Я там вже років з десять не була… – отримала вона відповідь.
– А шо за новий парфюм у Діора з’явився? – поцікавилась киянка у одеситки.
– Та то в нас розливали на Малій Арнаутській- відповіла їй одеситка… Нічого нового.
…Рыхлый мужик, пребывавший в абсолютно другом патриотическом векторе, в соответствии с генеральной линией своей страны, продолжал громко разглагольствовать:
– Вот показали мы этим европейцам кузькину мать, и хохлов задавим! Мы – гегемоны!
…Вирус патриотизма, словно стрела амура, вонзился в гламурных дамочек. Причём во всех сразу. Похоже, это таки была эпидемия. Не сговариваясь, две из них подошли к пьющей парочке и встали прямо перед мужчинами, приняв традиционную национальную для украинок позу, называемую в народе «руки в боки». Их лица были спокойны, а глаза сузились до стадии щелей. …
…Повисла пауза, во время которой ещё несколько дамочек присоединились к компании и остановились за плечами первых двух дам.
– Ну шо, москалику, – медленно и отчётливо произнесла киевлянка, красиво именовавшаяся Заряной, – хочеш на гілляку чи шо? Ти на кого там бомбу збирався скидати?
…Тощий удивлённо молчал, а Рыхлый нахально произнёс длинную фразу, из которой следовало, что он прямо сейчас готов совершить половой акт с самой женщиной, с ее матерью и с ее страной Украиной.
Сидящие в гейте мужчины вжали головы в шеи и несмело косились в сторону набирающего обороты инцидента. Но, женщины, находящиеся в позе «руки в боки», выглядели очень устойчиво и, похоже, не испугались.
Подняв над уровнем уха мобильный телефон, одесситка произнесла:
– Мы здесь только что записали Ваши угрозы сбросить атомную бомбу. И прямо сейчас сдадим Вас местной полиции, как международного террориста. Меры безопасности здесь хорошие, как мы заметили. Так что, как минимум, придётся вам некоторое время провести в местной полиции до выяснения Вашей личности и намерений. Здесь хорошо слышно, как Вы призываете сбросить атомную бомбу на маленькую, но гордую европейскую страну…
– А заодно эта запись будет отослана в главный офис федеральной службы безопасности Вашей страны, – присоединилась к предыдущей дамочке днепрянка, – и пусть там компетентные органы Вашей страны разберутся, на каком основании Вы так неуважительно отзывались о президенте Вашей же страны…
– И будете вы ещё долго-долго летать исключительно внутренними авиалиниями, – доаргументировала жительница Запорожья.
…Удивительно, что, несмотря на виски, Рыхлый моментально оценил реальную возможность такого развития событий. Действительно, после нескольких терактов, всем очевидно было ужесточение контроля в аэропортах, а обвинение в международном терроризме – весьма серьёзная вещь.
– Нас много, мы все подтвердим это в любой Гааге, – не унималась киевлянка.
…Казалось, Рыхлый моментально протрезвел, у него округлились глаза, на верхней губе заблестели капельки пота. Дамочки угрожающе молчали, одесситка ехидно покачивала телефоном возле уха.
…Предварительно икнув, Рыхлый произнёс, слегка запинаясь:
– Девочки, да вы что? Да я же пошутил. Да я вообще люблю Украину… да у меня прадед казаком был… яицким… я же так, для разговора, – жалобно добавил он. Тощий продолжал хранить молчание.
…На языке Пушкина и Толстого учительница этого самого языка и литературы из Запорожья коротко объяснила несчастному гегемону разницу между наличием у мужчины яиц и мужским достоинством в принципе. А заодно поведала, почему принадлежность к яицким казакам не предполагает наличие этих самых достоинств у конкретного лица.
– БЭндеровки конченные, капец, – пробормотал себе под нос Рыхлый.
…Днепрянка прокомментировала:
– Ну и говно же ты, а не гегемон! – и громко обратилась к проходящему вдалеке полицейскому:
– Excuse me, sir!
…Словно в подтверждение ее предыдущим словам, лишь икавший до того мужчина, внезапно испустил громкий, протяжный звук, исходивший из задне-нижней части его туловища.
Все посмотрели в его сторону.
– Тю! Той гегемон з переляку всрався! – удивлённо произнесла киевлянка.
…Хохот в гейте стоял неимоверный.
Рыхлый, втянул голову в плечи, торопливо забрал свои пожитки и бочком-бочком, шагом, называемым в танцах «приставным», опасливо озираясь по сторонам, ретировался. Тощий последовал за ним.
– И, кстати, – громко произнесла учительница в спину удаляющимся, – не бЭндеровки, а бАндеровки! И добавила: Двоечник несчастный!
Учитель таки всегда остаётся учителем.
…К группе дамочек подошёл молодой крепкий парень и дружелюбно произнёс:
– Девчонки, приношу извинения за недостойное поведение соотечественника! Жлобство не имеет национальности. А вы – молодцы!
Все с ним согласились. Международный инцидент локального значения был исчерпан. Через минуту все вокруг снова стало спокойным и размеренным. Дамочки продолжили демонстрировать друг другу покупки. До их рейса ещё был час времени. Ничто больше не выдавало в них бандеровок.
…По громкой связи объявлялись рейсы. По движущей ленте спешили пассажиры. Аэропорт Амстердама жил своей обычной трудовой путешествующей жизнью.

Галич2_1200x2000

Автор: Светлана Галич, Профессор Одесского медицинского университета (страничка  facebook) 

Нет комментариев

Оставьте комментарий